fbpx

«Независимая газета» 20/04/2022. 

Рецензия на дилогию «Рыбари и виноградари»
Андрея Щербака-Жукова: «А царь-то добрый».

А царь-то добрый!

Пять героев в преддверии апокалипсиса

Андрей Щербак-Жуков
Заместитель ответственного редактора приложения «Ex libris»


Не каждый способен заглянуть за грань
реальности.  Альбрехт Дюрер. Жена,
облаченная в солнце.  Ксилография
из серии «Апокалипсис». 1498

В «Бестиарии» Хорхе Луиса Борхеса есть такой безымянный зверек – он всегда у тебя за спиной. Поэтому никто не знает, как он выглядит. Вот он вроде бы тут, рядом… Обернулся – но он опять у тебя за спиной. Вот так и с жанром городского фэнтези. Если только, конечно, это не какая-нибудь попсовая поделка, а настоящая серьезная литература, ведущая свои истоки от Николая Гоголя, Оскара Уайльда, Михаила Булгакова и др. Анализируя, что такое фантастика, французский культуролог болгарского происхождения Цветан Тодоров в качестве примера приводит роман «Рукопись, найденная в Сарагосе» Яна Потоцкого… Его герой не понимает: то, что с ним происходит, – это сон или взаправду. Это качество Тодоров считает главным в хорошей фантастике: герой, а вслед за ним и читатель не должны понимать до самого конца произведения: то, что происходит, – это по-настоящему или вымысел. Братья Стругацкие давали более пространное, но при этом и более точное определение фантастики: в ней должны быть три ингредиента – чудо, тайна и достоверность…

Все это читатель с лихвой обнаружит в дилогии Михаила Харита «Рыбари и виноградари». Первая часть вышла еще в 2017 году, однако недавно была переиздана вместе с совершенно новой второй частью – вместе почти полторы тысячи страниц. Неудивительно, что работа продолжалась не один год.

Михаил Харит. Рыбари
и виноградари. Кн. II. В начале
перемен.– М.:
РИПОЛ классик 2021. – 736 с.

Но существуют люди, которые понимают то, как устроен этот мир, больше, чем другие. И они собирают вокруг себя выдающихся людей, способных спасти мир. Если вам будет проще, назовите их «мировой закулисой». Мы читали о чем-то таком в книгах Николая Рериха и Елены Блаватской. Эти имена невольно вспоминаются при прочтении Михаила Харита… И с ними, конечно, связаны тайны и тайны…

В дилогии автор очень тонко, но безошибочно отсылает читателя к библейским и мифологическим сюжетам… Так что же – надо верить?

Однако идея произведения не сводится к фанатизму. Ни религиозному, ни эзотерическому, ни научному. Все и проще, и сложнее. Все на все влияет. Как писал многомудрый Гермес Трисмегист, что вверху, то и внизу. Не о чем говорить: дилогия Харита – настоящий герметический роман, заставляющий вспомнить «Иосифа и его братьев» и «Волшебную гору» Томаса Манна.

Читатель прослеживает жизни Максима и его коллег по сверхвозможностям с самого детства. И в описании их жизненных путей так много той самой достоверности, о которой говорили Стругацкие. Здесь и социология, и психология, и философия взаимоотношений…

Вопрос начинается с воспитания отдельно взятого человека. В детстве для этого есть родители. Но лишь для того, чтобы научить справляться самому. С чем?

«Ребенка воспитывают, снижая его жестокость. Но пока дети не имеют никаких барьеров, они безжалостны и циничны. И не случайно природа сделала их в этот период физически слабыми. Иначе они бы уничтожали все вокруг себя. Дети – это маленькие животные. Часть из них остаются зверями навсегда, некоторые взращивают в себе частицу Бога, становясь сыновьями и дочерьми Всевышнего».

К сожалению, среди выросших больше зверей, чем осознанных людей. А значит, и агрессия копится в мире. Но законов природы никто не отменял. Ничто не исчезает само по себе и бесследно. И здесь Михаил Харит выступает как глубокий ученый – а он по своей основной специальности и правда ученый! Энергии не важно, верят в нее или нет, считают ее позитивной или негативной, создает она или разрушает. Все это решают люди, создают и оценивают. А если они остались озлобленными подростками? Тогда и дел наворотить могут – сильнейшим экстрасенсам не разобраться.

А кто же тогда Бог? Режиссер спектакля или создатель компьютерной игры? Что он позволит сделать этим самым, одаренным энергетикой и пониманием процессов? Ведь зачем-то он выделил их из общей массы при условии развития пожалованных талантов.

Дело-то серьезное, может стоить экстрасенсам жизни. Кто они, эти «избранные», эта «мировая закулиса»? Они могут быть кем угодно, лишь бы несильно выделяться из толпы. Роднит их одно – осознанность и сила. Кто-то считает это колдовством, кто-то – эзотерическими знаниями, кто-то ищет научные объяснения. Только, возможно, здесь их нет. И разум человека не в состоянии постичь замысел Творца. И все уже сказала религия.

«Тезис «на все Божья воля» не радовал. Поэтому Церковь придумала догму, из которой следовало, что Всемогущий Бог не вмешивается в дела этого мира. Миром правит дьявол. Люди восприняли новость с энтузиазмом. Приятно довериться специалистам. Ура! Царь добрый, лишь бояре воруют».

И снова есть шанс на кого-то свалить ответственность за свою жизнь. Ведь в большинстве своем люди не хотят ничего осознавать и выбирать, сопротивляться соблазнам. Удастся ли «специально обученным» специалистам гармонизировать энергию на Земле, «поговорить» с Творцом? Да и кто они, эти специалисты? Кто ими движет, Бог или дьявол?

Эти и многие другие вопросы ставит Михаил Харит в своей дилогии. А точнее, уже во второй ее части. И выходит у него пространное, объемное во всех отношениях, глубокое и мудрое полотно. Просто не верится, как много всего автору удалось поместить в этот текст… Кто-то скажет: ну так объем-то какой!.. Объем действительно впечатляет… Ну так дело же не в объеме, а в том, что все, что вместило в себя это произведение, – все органично и убедительно, все без эклектики и пестроты. И в этом снова чувствуется рука ученого, рука аналитика, рука мыслителя.


Михаил Давидович Харит — советский и российский учёный, архитектор, доктор технических наук, профессор, писатель, лауреат премии Ленинского комсомола в области науки и техники.

«Независимая газета»