fbpx

Литературно-художественный и общественно политический журнал «Знамя» (02.2022)

Рецензия на дилогию Михаила Харита «Рыбари и виноградари» М.А. Замшева:
«Противоядие или яд?».

Журнал«Знамя»2, 2022

НАБЛЮДАТЕЛЬ

рецензии

Противоядие или яд?

Михаил Харит. Рыбари и виноградари. Королева принимает по субботам. — М.: Рипол-классик, 2016;
Рыбари и виноградари. В начале перемен. М.: Рипол-классик, 2021.

Михаил Харит пишет о чудесах. Не о выдуманных, — о тех, в которые веришь. Это не случайно: автор — ученый: доктор наук, профессор, архитектор, археолог, лауреат государственных премий, издал энциклопедию по архитектуре, монографию «Тайны святых писаний», учебники, научные исследования, сотни научно-популярных статей.

Дилогия «Рыбари и виноградари» — первый его роман, который сразу же вы­звал бурю эмоций и у противников, и у единомышленников автора. Одни призывают «не читать и даже не брать в руки эту книгу», другие создают фан-клубы «Рыбарей» по всему миру.

В чем своеобразие этого романа?

В отличие от апокалиптики и постапокалиптики от Джона Кристофера до Дмитрия Глуховского и Георгия Зотова, Харит не опускается до приемов дешевой беллетристики и комиксов для подростков. У него все куда серьезнее. Сведущий в теологии, он детально знает, о чем пишет. Более того, чувствуется: все необычные места планеты, о которых тут идет речь, автор посещал сам, а в большинстве невероятных событий, пожалуй, и участвовал.

«Все вокруг нас не то, чем кажется. Земля не плоская. Солнце — не огненный шар в небе. Даже когда уютно спим, мы не в покое, а вращаемся, кувыркаемся и мчимся неведомо куда с невообразимой скоростью в четыре с половиной миллиона километров в час. И нас не укачивает. Почти…»

Реальный мир во всей полноте его политических и геополитических изменений соседствует с библейским, с мифологическим, с миром снов и предсказаний, и даже, в самом конце второго тома, с миром младенца в утробе матери. И события развиваются стремительно.

Герои Харита — люди с необычными свойствами. Например, один из главных героев, Максим, — человек, в жизни которого происходят невероятные метаморфозы — и которому при этом противоестественно везет. Знаменитый дед Максима, явно обладавший паранормальными способностями, передал их внуку. Школьные и студенческие годы Максима, встреча с баронессой, открывающей герою тайны его недавнего прошлого, сотрудничество со спецслужбами и участие в межправительственной организации, отвечающей за судьбы мира, — все это происходит одновременно и в реальности, и во снах, комментирующих происходящее и выявляющих его подлинный смысл.

Снов в русской литературе много. Но таких потусторонних и при этом предельно конкретных, с участием библейских персонажей, я не встречал никогда: они меняют представление о реальности. Да и не сны это в привычном понимании: скорее, взгляд на реальность откуда-то из глубины сознания.

Харит ищет тайну мироздания. Более того, он создает свою версию управления им и, развенчивая массу пошлых мифов, в то же время убеждает нас, что в основе всего — иррациональное. При этом собственный его Апокалипсис (а речь в романе — именно о конце света) более всего похож на рационально выстроенное предвидение.

С Максимом взаимодействуют три основных героя: Ольга (ведьма), София (девушка с измененным сознанием), Вадим (монах и убийца). Линии каждого из них автор называет «уровнями», и каждый из этих уровней организован по-своему, так. чтобы читатель видел происходящее глазами героев. Их линии тесно связаны между собой, определяют структуру романа и позволяют автору удерживать огромный объем, несмотря на обилие деталей. Главы написаны в разных стилях, в зависимо­сти от личности героя, от лица которого ведется повествование. (Так, вторая глава выстроена как рыцарский роман.)

Во второй книге — «Рыбари и виноградари. В начале перемен» (где тоже несколько линий и уровней) — читатель найдет разгадки многих загадок первой, хотя мистика и реальность, земное и божественное перемешиваются здесь еще сильнее. В центре внимания этой части — надвигающийся конец света. О нем без конца говорят и думают герои, вокруг него строится вся политическая повестка мира. Но в этом же томе автор постепенно уводит читателя от запредельного мистического действа к привычной нам реальности. Так, в конце его появляется история жизни обычного человека, хорошего скульптора, бабника, пьяницы, который чудом оказывается замешан в фантастический мир главных героев. Незаметно автор подводит нас к ощущению, что все «случайные» события повседневности ничуть не случайны, — и мы вдруг начинаем видеть сложные взаимосвязи человеческих поступков. Каждое действие соединено невидимыми нитями с мыслями и делами миллионов знакомых и незнакомых людей, а может быть, и с явлениями планетарными и космиче­скими. Любое происшествие в жизни героя воспринимается как остросюжетный детектив, приводящий к неожиданной развязке.

В конце концов герои все же находят противоядие от апокалипсиса. Но не станет ли ядом оно само?..

Мысль о том, что конец света уже начался, сегодня заботит многих. И многие берутся за ее художественное воплощение. Михаил Харит создал свой оригинальный, смелый и полифонический образ. Нам либо развенчать этот образ, либо принять его как данность. И пить его, как Алиса в Стране чудес, маленькими глотками из пузырька с надписью «Яд». Возможно, тогда, подобно Алисе, читатель узнает много тайн о себе и мире.

«Реальность похожа на ночную тропинку в джунглях. Мы освещаем ее жалкими фонариками своих слабеньких органов чувств и думаем, что случайно подсмотренное и есть окружающий мир».

 

Максим Замшев

Российский поэт и прозаикпублицистпереводчик с румынского и сербского языков. Председатель Правления Московской городской организации Союза писателей России, член Союза журналистов РоссииЗаслуженный работник культуры Чеченской Республики. Член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека. Главный редактор «Литературной газеты». 


Журнал«Знамя» 02, 2022

Михаил Давидович Харит — советский и российский учёный, архитектор, доктор технических наук, профессор, писатель, лауреат премии Ленинского комсомола в области науки и техники.